aif.ru counter
1206

Тавда: как убивали гидролизный завод

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. «АиФ-Урал» 10/02/2016
Коллаж Юлии Ульяновой / «АиФ-Урал»

На прошлой неделе в Тавдинском районном суде был оглашён приговор человеку, который когда-то обанкротил крупнейшее градообразующее предприятие, кормившее, наверное, половину города. Тогда, в середине «нулевых», без средств к существованию остались сотни уральских семей…

Гордость Тавды

Создателя ОПС «Уралмаш» судили за мошенничество и отмывание денежных средств в крупном размере. При этом приговор удивил многих: ожидалось, что Куковякину дадут максимум «условно», но он получил 5 лет реального лишения свободы. Много это или мало? Судите сами.

– Тавдинский гидролизный завод – был гордостью нашего города, – вспоминает сегодня председатель совета ветеранов ТГЗ Лия Григорьевна Романова. – Люди трудились на нём целыми династиями. На нём всю жизнь работала я, мой муж, дочь. А династия Чубаровых, например, насчитывала целых четыре поколения! На заводе не было посторонних людей. В советское время мы были уверены в завтрашнем дне, трудоустраивались на завод сразу после школы и уходили на пенсию. Помню, что пришла в цех совсем молоденькой девчонкой, сразу после войны. Меня спрашивают: девочка, тебе 12-то есть? А мне тогда уже 15 было! Сменила несколько специальностей, как-то мне даже предлагали стать начальником спиртового цеха, но я отказалась. Характер у меня не тот, чтобы со взрослыми мужиками ругаться…

Завод строил детские сады и жильё, обогревал город, с ним связывали свои надежды на светлое будущее сотни горожан. Но с середины 90-х начались проблемы…

На хлебе и воде

Сначала ТГЗ «дербанил» известный уральский рейдер Павел Федулёв, потом ему на смену пришёл Куковякин. Всё делалось по классической тогда в России схеме. У людей за бесценок скупали ваучеры и акции, потом появлялись люди с автоматами, спирт продавали на сторону, за чёрный нал, без нарядов и какой-либо документации. Вывозили его в больших цистернах с надписью «Молоко». Одновременно начались перебои с зарплатой, которые привели к неизбежным акциям протеста, в том числе – к голодовкам.

«Как-то три месяца подряд не получали ни копейки, – рассказывает Лия Романова. – Сидели фактически на хлебе и воде. Отдельная тема – мешки с деньгами. Одно время я на заводе выдавала пособия пенсионерам. Прихожу в кассу, а там вдоль стены стоит куча рюкзаков. Спрашиваю кассиршу: что там? А это деньги за спирт, отвечает. Считаю, что народ попросту обманули. Всё велось к тому, чтобы развалить предприятие…»

Вспоминать тяжело

И вот – завода не стало. Предприятие, которое ранее содержало социальную сферу и городскую инфраструктуру Тавды, приказало долго жить. Порядка 1 300 человек лишились куска хлеба. От полученного удара город не оправился до сих пор.

– Вспоминать о том времени очень тяжело, – констатирует бывшая работница ТГЗ Наталья. – Даже специалисты с высшим техническим не могли никуда устроиться, считали большой удачей работать уборщицами или сторожами, ездили по деревням, кололи дрова старушкам. Были и те, кто спился. После того, как в 2004 году завод окончательно загнулся, я некоторое время сидела на пособии, устроилась техничкой за нищенскую зарплату. Муж некоторое время пил, потом несколько лет работал на севере области, где окончательно подорвал здоровье. Что касается Куковякина – ну, дали ему 5 лет, а что толку? Мы считаем, что он должен построить для нас новое предприятие! А от того, что он сидит, никому никакой пользы не будет…

Проблема глубже

Между тем алчность новых хозяев, передел собственности и прочие веяния 90-х – лишь одна из причин гибели завода. Оказалось так, что важнейшее в советское время предприятие оказалось государству попросту не нужным и даже – вредным!

– Да, работы лишились больше тысячи человек, люди месяцами не получали зарплату, а в конце концов лишились куска хлеба, – отмечает сегодня глава Тавдинского городского округа Виктор Лачимов. – Пострадали не только заводчане: ведь один рабочий на заводе обеспечивал несколько мест в других сферах: в торговле, медицине, образовании, сфере услуг. Но проблема здесь глубже, значительная доля вины в гибели завода лежит на государстве, которое не стало продлевать лицензию. До середины 90-х Тагильский гидролизный завод производил технический спирт, обеспечивая военно-промышленный комплекс России. Большая часть продукции шла на «оборонку». И когда «оборонка» рухнула, необходимо было искать рынки сбыта. Новые хозяева стали продавать товар в полуподпольные цеха, где разливали палёную водку, народ травился, и, естественно, что в Москве это никому не нравилось. Да, Федулёв и Куковякин обанкротили завод, но добили его конкурсные управляющие. Вот с кого надо спрашивать! Это настоящие разрушители России…

Жить как-то надо

В 2013 году ветераны ТГЗ отметили 70-летие завода. На встрече в Доме культуры имени Ленина многие не скрывали слёз. Вспоминали, как десятилетиями трудились бок о бок, как выполняли и перевыполняли план. Не забыли и лихие 90-е. Сегодня от предприятия остались лишь развалины, но его бывшие сотрудники поддерживают связь друг с другом.

– Гидролизники – а именно так они до сих пор себя называют – народ очень дружный, – признаёт председатель совета ветеранов Тавдинского городского округа Тамара Андреевна Раловец. – Солидарность и взаимовыручка сохранились у них ещё с советских времён. Они стараются во всём помогать друг другу, всегда поздравляют прежних коллег с юбилеями. Да, завода больше нет, но ведь жить как-то надо…

Комментарий:

Депутат Свердловского Заксобрания Андрей Альшевских:

– Предприятия, производящие спирт, всегда были лакомым куском для разного рода рейдеров. Спирт, водка – это стабильный источник дохода, потому что, вне зависимости от экономической ситуации, люди у нас пили, пьют и будут пить. Не случайно на федеральном уровне неоднократно вставал вопрос о национализации таких производств. Но в любом случае уничтожение градообразующего завода – это трагедия для сотен семей, что бы он там ни производил…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество