aif.ru counter
23.06.2011 19:38
38

Леонид Волков: «ПАРНАС оказался на развилке. Можем уйти на «фронт»…»

Оставшись неоформленным движением, партийцы обещают действовать и дальше. О том, что собираются делать оппозиционеры, какое место они займут в российской политической системе, чего ждут от властей и чего не боятся, «АиФ-Урал» рассказал депутат Екатеринбургской думы и лидер свердловской организации ПАРНАС Леонид Волков.



— Минюст не зарегистрировал ПАРНАС… Ожидаемо?


Конечно, это было ожидаемо. Все эксперты, политологи в один голос говорили о том, что этот исход был более вероятен, чем какой-либо другой. Решение об отказе в регистрации носило политический характер. Ясно, что у ПАРНАСа политическая сила де-факто есть, есть свой электорат, сторонники. Понятно, конечно, что их не так много, вряд ли партия могла рассчитывать на 10–15% в Госдуме. Но сам страх предоставить нам трибуну для выступления и полемики на фоне ничтожества «Единой России», видимо, пересилил. Так что все было ожидаемо, хотя и очень обидно: сил и средств было вложено очень много.

Вас долго держали в подвешенном состоянии. Ситуация неопределенности была создана специально?

— Нас держали в неведении до самого последнего дня. Документы были поданы 23 мая, мы документы сдали, а утром 22 июня, ровно через 30 дней, нам дали ответ. Могли и раньше ответить. Но — еще раз — была политическая воля отказать в регистрации. А вот в какой форме она будет реализована — другой вопрос. Реализована она в самой циничной форме, в форме отписки, которая не содержит ни одного основания для нерегистрации. Они насчитали столько-то «мертвых душ», столько-то несовершеннолетних. Ну и что, исключите их, если есть сомнения, исключите все Пензенское отделение, наконец. Все равно у партии все равно численность членов была бы больше. Все требования Минюста по численности были соблюдены.

— Что Вы намерены делать сейчас?

— Сейчас все зависит от важнейшей «юридической развилки». Возможны два варианта. Первый: если можно подать новый пакет документов на регистрацию без проведения региональных съездов, то — и я настаиваю на этом — можно провести федеральный съезд. Сопредседателей партии Немцова и Милова, с которыми я вчера разговаривал, я убедил в экстренном проведении федерального съезда. На нем необходимо устранять нарушения, на которые указал нам Минюст, и вновь отправлять документы на регистрацию. На это много средств не нужно, можно сделать это быстро. Понятно, что нам снова откажут, но будет интересно посмотреть, как это будет. Им придется придумать что-то новое, тогда возникнет вопрос, почему в первый раз об этом не сказали. Второй вариант — когда нужно будет проводить региональные съезды, но это колоссальные деньги, колоссальная работа, на два-три месяца. И, я боюсь, у руководства партии ни материальных средств, ни моральных сил на это нет. Тогда уйдем во внесистемную оппозицию, будем работать в формате народного фронта. Ведь Народный фронт «Единой России» тоже не существует как юридическое лицо, он не зарегистрирован в Минюсте, но это ему не мешает работать, созывать штабы. Дальнейшие наши действия будут зависеть от заключения юристов.

— Статус внесистемной оппозиции Вас устраивает?

— Да. Партия де-факто существует. Что такое партия? Загляните в словарь: партия — это группа людей, объединенная политическими интересами и желанием их отстаивать. От минюстовской бумажки в этом случае ничего не зависит. Партия будет работать.

— Проведена была огромная работа. Насколько тяжело она далась?

— Очень тяжело. Только на сбор документов ушло два месяца работы штаба — юристов, секретарей, их помощников, волонтеров. В штабе работало 10 человек. Пачку из 500 листов документации я два раза лично возил в Москву, поскольку каждую запятую нужно было исправлять. Несмотря на репрессивный закон, направленный на то, чтобы новые партии ни при каких условиях не регистрировали, мы сделали все, что могли, и даже немножко больше.

— На семье это как-то отразилось?

— Ну конечно. Это была огромная нагрузка. У меня и так тяжело со временем. Ведь и бизнес, и депутатская работа, и общественная нагрузка, которую я на себя беру, отражается на семье. Партийная история отъела огромное количество времени — я месяцами не видел жену и сына и 100 раз все проклял. Я очень благодарен семье...

— Что может вас остановить? Сложности, проблемы?

— Меня? Да, пожалуй, уже ничто.

— Образец идеального политика есть?

— Нет, не думаю, что такой существует. Есть соблазн назвать таким человеком Алексея Навального, который обладает всеми задатками и способностями. Но он родился не в то время и не в той стране. Хотя он был бы идеальным президентом США. В России ему будет очень трудно. Поэтому повторю — нет. Идеального политика нет.

Самый философский вопрос: модель идеального общества существует?

— Модель идеального общества я в двух словах не расскажу. Хотя если вкратце, то это такое общество, где люди слышат друг друга и достигают компромиссов.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество