aif.ru counter
170

Максим Фирсов: «Жить в России интересно»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. «АиФ-Урал» 06/04/2016
с личной странички Максима Фирсова / vk.com

В Свердловской области есть не так уж много изданий, которые, зародившись на заре СССР, смогли не только пережить смену эпох, но и сохранили своё лицо. Сегодня у нас в гостях руководитель легендарного уральского журнала, организатор фестиваля «Майский экстрим» Максим Фирсов.

На трёх китах

Алексей Смирнов, «АиФ-Урал»: Максим Юрьевич, «Уральский следопыт» – издание для нашего региона знаковое, на нём выросло не одно поколение свердловчан, в том числе – ваш покорный слуга. Как поживает журнал сегодня?

Максим Фирсов: Наш день рождения – апрель 1935 года, нам пошёл уже девятый десяток. Соглашусь, «Уральский следопыт», действительно, легендарен. В своё время его основной «фишкой» была, конечно, фантастика. После перестроечной ломки, которую пережили все издания, мы постарались вернуть журналу то содержание, к которому привыкли наши старые поклонники. Тот формат, который был создан в советское время, он важен и удобен для читателя и зиждется на трёх китах: фантастика – наше будущее, краеведение – прошлое, ну, и нынешняя жизнь – приключения, путешествия, туризм. При этом мы осознанно не лезем в политику.

– Жанр фантастики всё также популярен?

– Думаю, да. Но фантастика, которую мы печатали в советское время, была в духе того общества, в котором мы жили. Существовала жёсткая цензура. Сегодня тоже есть свои предпочтения. Главное – это русскоязычность. Во-вторых, мы печатаем произведения современных авторов – тех, кто имеет шанс стать светилами этого жанра в обозримом будущем. И если наши путешествия – это в первую очередь Урал, Приуралье и Зауралье, то у фантастики таких рамок нет. Для меня же фантастика – это литература, которая позволяет отвлечься от современной жизни. Отмечу также, что 80% читателей фантастики – сторонники лёгкого чтива. Люди хотят отдохнуть.

Москвичи вздрагивают

– Свердловские власти уже не первый год пытаются сделать Средний Урал туристическим центром. Чем, по-вашему, можно привлечь в регион гостей?

– Ну, деловой туризм у нас развит очень неплохо. Именно поэтому гостиницы в Екатеринбурге держат такие цены, от которых вздрагивают даже москвичи. Люди приезжают на выставки промышленности и вооружения, на предприятия, проводят у нас досуг, ходят в наши театры. На самом деле, на каждой территории – свой вид туризма. Возьмём, к примеру, Турцию: там развит пляжный туризм. Если взять Афон или Соловки – паломнический.

Но вообще, человек так устроен, что его в первую очередь привлекают «ужастики». Например, гибель семьи Романовых. В последнее время многих интересует перевал Дятлова и всё, что с ним связано. Даже если люди не едут на Гору Мертвецов, они приезжают в Екатеринбург и ищут того, кто мог бы о ней рассказать. Я был бы рад, если бы у нас эксплуатировалась тема камней, ведь Урал – это край самоцветов. Но вы попробуйте пойти на карьер и найти какой-нибудь даже не драгоценный, а поделочный камень. Вам будет это не интересно.

Конечно, хотелось бы, чтобы у нас развивался образовательный туризм, как, например, в Таиланде: привезут детей на автобусе, покажут обезьянок, всё расскажут. У нас можно делать то же самое: рассказывать про манси, про старообрядчество. Дети – это та благодарная среда, которая, как губка, впитывает в себя всё. Вся проблема – в доставке.

– Состязания «Майский экстрим», которые вы ежегодно проводите, – это для адреналина, или задача шире и глубже?

– Задача номер один на таких состязаниях – максимальная безопасность. Не должно быть никаких происшествий. Как только что-то произойдёт, начнётся шум, и нас тут же закроют. И если, допустим, кто-то свалится с катамарана, а рядом идёт ещё несколько судов, спортсмены понимают: сначала нужно спасти человека, лишь потом можно состязаться дальше. А для молодёжи выброс адреналина просто необходим. На наших фестивалях у девушек и юношей есть возможность продемонстрировать свои умения и навыки.

Кто такие патриоты?

– В последние годы власти взялись за возрождение патриотизма? Как считаете – что это такое?

– Всё зависит от контекста, в котором применяется данное слово. Для меня патриот – это тот, кто любит и защищает свою землю. А когда имеет место какой-то политический окрас – речь идёт уже не о любви, а об использовании этого образа в утилитарных и даже корыстных целях. А защищать её можно по-разному: с оружием в руках или на экономическом поприще. Главное – не смешивать власть и Родину. Государство – это одно, а Отечество – совсем другое. Тебя могут не устраивать те или иные законы, работа чиновников. Но когда ты ругаешь медицину – ты ругаешь не свой родной город, а несовершенство системы, которая тебя лечит. То же самое – с системой образования…

– Как относитесь к Интернету? Не жаль, что многие газеты, журналы постепенно уходят в Сеть?

– Интернет – это, в первую очередь, средство коммуникации, посредством него люди общаются. Это, если хотите, новый способ мышления. Да, Всемирная Паутина позволяет получать информацию оперативнее. Но чтение «бумаги» – это совсем другое ощущение. Это проявление определённой элитарности, кастовости. Поэтому у бумажных изданий всегда будет своя ниша. Кроме того, чтение бумажных газет и журналов – признак стабильности. Оно говорит о том, что ты – уважающий себя человек и можешь себе это позволить…

– Что вам интересно в окружающем мире?

– Мне интересно создавать и развивать новые проекты. Взять тот же «Майский экстрим». Он интересен, пока он эксклюзивен. Поэтому мы каждый год пытаемся добавить в него что-то новое. Пока мы ставим и решаем те или иные задачи – жить интересно. От себя добавлю, что наше государство позволяет нам жить интересно всегда…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество