155

Николай Салмин: «Лучше пахать землю, чем бегать по горам с автоматом»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. «АиФ-Урал» 02/11/2016
Автор фото: Елена Королева / «АиФ-Урал»

Именно это уже четверть века пытаются донести до уральских школьников и студентов сотрудники музея памяти воинов-интернационалистов «Шурави». Сегодня в гостях у «АиФ-Урал» бессменный руководитель музея Николай Салмин.

Верили в лучшее

Алексей Смирнов, «АиФ-Урал»: «Шурави» в переводе с персидского – «советский». 25 лет назад, когда создавался ваш музей, он был посвящён «афганской» тематике. С тех пор концепция изменилась?

Николай Салмин: Когда всё начиналось, и я, и ребята-студенты хотели, чтобы это был последний музей памяти. Мы верили в лучшее: что отныне будем жить в мире и согласии, что будем в дальнейшем создавать только добрые музеи. Например, музей женщины-мамы или музей чистого неба над головой. Но жизнь распорядилась по-другому. Не стало СССР, начались гражданские войны на территории бывшего Союза, потом – события на Северном Кавказе и другие конфликты. Да, нас по привычке называют «афганским» музеем, но, по сути, мы музей истории войн и конфликтов второй половины XX и начала XXI веков.

Досье
Николай Салмин. Родился 11 мая 1957 года в деревне Таковары Буинского района Татарии. Окончил Свердловское высшее танко-артиллерийское училище. С августа 1987 года по февраль 1989 проходил службу в Афганистане. Директор музея памяти воинов-интернационалистов «Шурави». Награждён орденами и медалями.
По мере накопления материалов мы стали открывать новые экспозиции, посвящённые в том числе Карибскому кризису, войне во Вьетнаме, в Корее, участию наших специалистов в конфликтах в Анголе, Сомали, Мозамбике. Мы закрываем белые пятна Истории, но были и остаёмся музеем памяти.

– Музей работает на базе педагогического университета. Это не случайно?

– Так счастливо сложились обстоятельства. «Шурави» создавали студенты – ветераны Афганистана. Их поддержал ректорат, горисполком, областная афганская организация. А в университете готовят педагогов, которые призваны не только учить, но и воспитывать людей. Надеюсь, мы способствуем тому, что будущие учителя поймут: любой конфликт, а тем более вой­на – это плохо. Даже обыкновенный конфликт в классе. Если его не ликвидировать в зародыше, это может стать проблемой для всей школы.

– Дети, которые приходят в музей сегодня, – они понимают, о чём идёт речь?

– Более 90% посетителей – это школьники и студенты. И они всё понимают. Мне очень нравится проводить экскурсии с детдомовцами, группами условно осуждённых детей, воспитанниками Рефтинского спецучилища. Казалось бы, очень трудные подростки. Но при ближайшем знакомстве оказывается, что это нормальные мальчишки. Причём у них совершенно разное выражение лиц в начале и в конце экскурсии. Это надо видеть…

– Вы им рассказываете, что война – это не американский боевик со счастливым концом, что это всегда кровь, гибель людей?

– Обязательно! Причём это трагедия и боль не только для воюющих, но и для их родителей, близких. Но здесь всё зависит от возраста. Со школьниками средних классов мы говорим на одном языке, со студентами-историками – на другом. Совсем юным посетителям про кровь говорить, конечно, не стоит. Но они должны понять: войны начинают не военные, а политики. Без политического решения вой­ска никуда и шагу не ступят.

– За 25 лет отношение к защитникам Отечества в стране изменилось?

– Изменилось кардинально. «Афганцев», а потом и «чеченцев» в обществе долго называли отморозками, наркоманами, сумасшедшими. Когда распался Союз, руководство нашей страны стало хлопать чужих президентов по плечу, называть их «друзьями». И в угоду им топтать свою армию – вместе с ветеранами. Чиновники говорили: зачем нам кормить этих нахлебников? Многие военные училища позакрывали. Но на международной арене друзей быть не может, могут быть лишь временные или постоянные союзники, партнёры…

Как результат – очень тяжёлая война на Северном Кавказе. Страна была на грани распада на самостоятельные уезды и княжества. Помните, даже у нас пытались создать свою Уральскую республику, валюту свою напечатали – «уральские франки». По счастью, руководство страны осознало, что у России только два реальных союзника – армия и флот. Мы не хотим воевать, но, если не будем защищать свои рубежи и интересы, нас просто не станет. Мы превратимся в колониальный придаток других мировых держав.

Наше завтра

– Кого бы вы назвали героем нашего времени?

– Это очень глобальный вопрос. Недавно в новостях дочка одного из наших олигархов, студентка МГИМО, будущий дипломат, находясь в Америке, цинично заявила: везде хорошо, кроме «Рашки». Разве так можно? Вне зависимости от состояния и сословия, герой нашего времени – тот, кто остаётся в своей стране и качественно выполняет свою работу. К примеру, учитель. Он, конечно, может сменить профессию, торговать яблоками на рынке. А может поехать в свердловскую глубинку и поднять с колен какую-нибудь школу-девятилетку. Вот он – герой нашего времени. Где родился, там и пригодился...

– Как вы относитесь к современному телевидению?

– Крайне отрицательно. Смотрю новостные каналы, потому что необходимо быть в курсе событий, происходящих в стране и в мире. Но большая часть передач, к сожалению, вызывает у людей только низменные чувства. Они не учат людей доброму и вечному. Однако есть вещи, которые государство не может отдать на откуп никому. Государственная идеология, воспитание молодёжи. Это наше завтра. Рейтинги – вещь хорошая, но всё должно быть уравновешено.

– С вашей точки зрения, человечество когда-нибудь сможет обойтись без войн и конфликтов?

– Очень хочется в это верить, но, увы, не получается. По моему глубокому убеждению, причины подавляющего числа вой­н кроются вовсе не в идеологии, а в экономике. Нефть, газ. Это чистейшей воды прагматизм. Тем же США глубоко наплевать на благосостояние большинства стран, во внутреннюю политику которых они вмешались.

– Патриот – это всегда человек в погонах?

– Конечно нет! Хочу отметить, что, общаясь со школьниками и студентами, мы никого никогда не призываем бросаться на амбразуры. Хотя нас кое-кто из военных критикует и даже называет пацифистами. Но мы видели войну и говорим: лучше пахать землю, мирно трудиться, чем бегать по горам с автоматом. Прозвучит банально, но патриот – тот, кто честно работает на своём месте, приносит пользу людям, повышает благосостояние свой страны, строит будущее…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах