64

Житель Екатеринбурга обслуживал самолет легендарного Маресьева

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ на Урале 04/05/2011

«Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого тогда читали все, она входила в школьную программу. Сегодня в гостях у «АиФ-Урал» Валентин Герасимов — человек, который десятилетия назад готовил к полету самолет великого летчика…

Мечтал о флоте

 

— Валентин Иванович, как вы вообще попали в авиацию?

— На самом деле я мечтал служить на флоте. И мне сказали в военкомате: ты там и будешь, но только… в «пятом океане». На фронте тогда были очень нужны авиамеханики. И вот меня — молодого деревенского паренька — направили в Вольскую школу авиамехаников. Это был 1942 год, декабрь. Было очень холодно. До школы добирались около месяца, ехали в теплушках с деревянными нарами. В дорогу нам дали две булки хлеба и немного сахара, и, если бы не вятские мужики, которых подсадили к нам в вагон, наверное, умерли бы с голоду. За время поездки все, извините, «обовшивели». По счастью, никто ничем не заболел, но для меня начало войны навсегда связано с такими понятиями, как голод, холод и грязь. С моей точки зрения, в войне нет никакой романтики…

— Помните свой первый самолет?

— Это был Як-1 — самая простая на то время машина. Но когда нам, в большинстве своем — «недалеким» сельским жителям, его показали — мы не поверили, что сможем его освоить. Учиться пришлось многому. Изучали медницкое, кузнечное и столярное дело, паяли радиаторы, параллельно — занимались строевой и физической подготовкой. Очень большое влияние на нас в то время оказывал наш комиссар. Он был нам больше чем отец.

Укротитель «Кобр»

 

— Где и с кем приходилось работать в годы войны?

— Настоящая работа началась для меня в 1944 году — в 22-м запасном авиаполку, на аэродроме Кубинка (под Иваново). Аэродром был западным оборонительным щитом Москвы. Там американские инструкторы помогали нашим сбитым, но выжившим летчикам осваивать самолеты «Кобра», присланные из США по ленд-лизу. Режим у авиамехаников был очень жесткий: зимой подъем для обслуживающего персонала — в три утра, летом — в пять. Наши летчики на иностранных машинах отрабатывали взлет, посадку, стрельбу, полет «вслепую». Нам приходилось с земли «вести» их «от и до» — пристально, не отводя глаз, до самой посадки. В случае «нештатной» ситуации необходимо было тут же дать сигнал медикам и пожарным.

— Случались трагедии?

— Увы, да. «Кобры» были капризны, при посадке то и дело «клевали» носом, поэтому летчики гибли не только в небе, но и на земле. По техпаспорту «Кобрам» полагалось 120 часов лета (потом необходимо менять мотор), но авиамеханики обеспечивали по 240 часов и даже более. За это полагалась Сталинская премия в 3 тысячи рублей. Для сравнения: булка хлеба в то время стоила 1 тысячу…

— Где летали ваши «подопечные»?

— После окончания курсов у нас формировались эскадрильи: собирали 10 самолетов и посылали на фронт. В головной самолет — бомбардировщик «Бостон» — загружали политическую литературу и медикаменты. Все это предназначалось для партизанского отряда знаменитого Ковпака и для югославской народной армии Иосипа Броза Тито. Остальные летчики били врага в небе…

— Что вы чувствовали 9 мая 1945 года — когда война закончилась?

— Этого не передать словами. Узнав, что фашистской Германии пришел конец, все мы — летчики и авиамеханики — собрали весь наличный арсенал (пулеметы, пистолеты, винтовки) и устроили грандиозный салют: расстреляли в воздух все патроны. Радость была неописуемая.

— Не могу не задать вам вопрос: как вы познакомились с легендарным Маресьевым?

— Это было уже после войны, когда Алексей Петрович был переведен, что называется, на «партийную» работу. Было видно, что она его тяготила, он скучал по небу и часто приезжал к нам на аэродром — «отвести душу». Я готовил его машину к полету. А вообще Маресьев был очень душевным и простым человеком. Его очень любили и уважали по всей стране, но никакой «звездной болезни» мы не замечали. В 1949 году, перед парадом в Москве и моей демобилизацией, Маресьев записал мне в блокнот свой московский адрес. Но встретиться нам после этого так и не довелось…

Портсигар от Сталина

 

— Знаю, что в те годы начальником ВВС МВО был Василий Сталин. Не приходилось с ним встречаться?

— А как же! Тем более, что его племянник служил в нашей эскадрилье. Василия Сталина мы называли между собой «хулиганом». Он был летчик-ас, но очень любил риск и делал в воздухе такие фигуры, что у всех дух захватывало. Перед демобилизацией он подарил мне очень красивый портсигар — с дарственной надписью…

— Валентин Иванович, вам 87 лет, но по вам этого не скажешь. Не поделитесь секретом здоровья?

— Я уже очень давно занимаюсь гимнастикой по системе академика Амосова. Очень уважаю этого человека. Ну и, понятное дело, нельзя ни пить, ни курить. Когда-то я курил, но потом мы с тремя сослуживцами решили «завязать» — одновременно. У всех троих получилось!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах