383

Дмитрий Рыбин: «Наш профиль – работа в удаленных территориях»

В ноябре 2012 года в компании «Свердловскавтодор» гендиректора Анатолия Глумова сменил Дмитрий Рыбин, а спустя полгода началась массированная дискредитация нового топ-менеджера и возглавляемого им предприятия. В СМИ до сих пор муссируются публичные жалобы от имени сотрудников предприятия, темы его возможного признания банкротом по искам контрагентов, а также картельного сговора с холдингом «Аэродромдорстрой». Все это время основной объект критики Дмитрий Рыбин хранил невозмутимое молчание, однако сделал исключение для издания «Новый регион», очевидно, решив разом разобраться с наиболее активными оппонентами. Он согласился дать интервью на условиях обоюдной корректности и добросовестности, при этом выразив готовность ответить на любые вопросы агентства.

– Дмитрий Александрович, как Вы прокомментируете открытые обращения от имени коллектива «Свердловскавтодора» в Полпредство УрФО, редакции СМИ и другие органы?

– Это классика анонимных доносов: подметные письма без подлинных подписей и обратного адреса с грубыми поклепами. Например, заявлялось о доведении предприятия до банкротства с «подтверждающими» ссылками на два иска о его несостоятельности. Между тем судебными определениями по одному из них еще в августе отказано даже в приеме заявления, второй признан необоснованным за неделю до очередного «вброса». Разумеется, псевдожалобщики обо всем этом прекрасно знали, но к чему портить эффект!

– Но, значит, сами требования о банкротстве «Свердловскавтодора» все же выдвигаются?

– Я Вам больше скажу, в марте Арбитражный суд отклонил еще один иск о введении наблюдения в «Свердловскавтодоре» из-за претензий на сумму 90 тысяч рублей (!). О каком банкротстве вообще речь, если недавно два окологосударственных банка из числа крупнейших в России согласовали «Свердловскавтодору» впечатляющие кредитные линии. Вот скажите, какой солидный банк рискнет хоть копейкой, если не будет абсолютно уверен в платежеспособности получателя и возврате ссуд? А какой нормальный заемщик возьмет на себя весомую долговую нагрузку без гарантированных перспектив выгодной отдачи от капиталовложений?

– Однако Вы же не станете отрицать, что «Свердловскавтодор» проходит по десяткам подобных арбитражных дел?

– В текущем году наша компания судилась около 90 раз и как истец, и как ответчик. Решать спорные ситуации в судебном порядке – это не только нормальная, но и неизбежная часть работы для любой крупной организации с большим количеством контрагентов. Показательно, что удовлетворена лишь половина адресованных нам исков, еще четверть добровольно отозвана, возвращена судом или завершена мировым соглашением. В частности, прекращено производство по четырем делам в связи с отказом индивидуальной предпринимательницы от исковых требований на общую сумму 300 тыс. руб. Бывают, конечно, и проигрышные ситуации. Например, с нас взыскали 28 тысяч рублей за несвоевременную оплату услуг теплосетей, но и в этом особой трагедии нет. Вот если пытаются неправомерно заполучить крупные суммы – наши юристы бьются до конца, и вполне успешно. Так, по одному из дел в первой инстанции усмотрены основания для удовлетворения всего 4,5% изначального объема исковых требований, но «Свердловскавтодор» оспорил и такое решение, подав апелляцию.

– Что Вы можете пояснить по поводу приписываемого Вашему предшественнику Анатолию Глумову ценового сговора с «Аэродромдорстроем»? Ведь свердловское УФАС действительно проверяет обстоятельства заключения с ЗАО «АДС» договора субподряда на реконструкцию участков автодороги Екатеринбург – Тюмень с сомнительной выгодой для «Свердловскавтодора»?

– Вы сами сказали, что рассмотрение дела УФАС, в котором фигурирует мой предшественник, еще продолжается, не стоит навязывать какие-либо выводы до его завершения. В свою очередь, хочется спросить тех, кто изначально трактует этот вопрос с обвинительной позиции. Получается, «Свердловскавтодору» после смены руководства следовало в одностороннем порядке отказаться от выполнения ранее подписанного контракта, свернуть все работы, нарушить собственные обязательства и выплатить огромную неустойку? Причем любые попытки обжалования были бы обречены на провал. Но разве не те же самые «обвинители» упрекают «Свердловскавтодор» в сутяжничестве и правовых рисках? Почему именно в этом случае требовалось втягиваться в безнадежный спор с неизбежными финансово-репутационными потерями? Поверьте, нормальные строительные организации не отказываются от крупных подрядов, пусть и с минимальной рентабельностью. Никто не будет работать себе в убыток: даже «выйти в ноль» означает обеспечить хорошим заработком сотни сотрудников.

– Прокомментируйте озвученные в СМИ планы реорганизации «Свердловскавтодора», перепрофилирования отдельных подразделений, сокращения 32,5% рабочих и 56% управленцев.

– Поясните, во что перепрофилируются специализированные дорожно-строительные госпредприятия? Как можно сократить треть рабочих и больше половины администрации? Кому тогда поручать десятки социально значимых подрядов, важных для региона и конкретных муниципалитетов? Мы только за этот год освоили 4 миллиарда рублей на 56 объектах, а в следующем готовы отработать уже 5 миллиардов! Сейчас у нас 2,5 тысячи квалифицированных работников. Наш материально-технический и кадровый потенциал позволяет выигрывать и эффективно реализовывать самые сложные и далеко не всегда заманчивые бюджетные заказы. Кто же будет их выполнять, если лишиться половины персонала?

Это все те же анонимные фальшивки с типовыми ошибками двоечников, когда мнимые «автодоровцы» обращаются к Полпреду Президента РФ и к своему руководителю на «вы» с маленькой буквы.

Между прочим, 10 декабря состоялось общее профсоюзное собрание коллектива «Свердловскавтодора», на котором принято уже настоящее открытое обращение к Полномочному Представителю Президента России в УрФО с подписями реальных работников. В нем содержатся ответы на все вопросы. Цитирую: «Гострудинспекция не выявила каких-либо нарушений трудового законодательства, напротив, установлено, что количество уволенных в 2013 г. сократилось вдвое относительно прошлогоднего уровня. Коллективный договор выполняется неукоснительно, заработная плата индексируется и выплачивается без задержек, соблюдаются все социальные гарантии, включающие достойный соцпакет». Возмущенные сотрудники просят Полпреда оградить стратегическое госпредприятие от попыток подорвать его деловую репутацию, оттолкнуть партнеров и посеять панику среди персонала.

Бессмысленность всей этой «чернопиаровской» травли совершенно очевидна. Нелепо убеждать работников мощной компании со стабильно растущим фондом оплаты труда и огромным портфелем заказов, что она дышит на ладан и намерена выбросить на улицу тысячу человек. Наивно рассчитывать, что на столь бесхитростные уловки попадутся адресаты в серьезных ведомствах. Впрочем, любое «государево око» вынуждено реагировать даже на явные пустышки, вот только жаль потерянного времени проверяющих и проверяемых… Последнее время мы работаем в режиме перманентного инспектирования, при этом ни прокуратура, ни полиция не подтвердили достоверность подметных жалоб, все наветы опровергнуты.

– В одной из особо жестких публикаций озвучен такой тезис: «Рыбин ведь почти год в должности, почему только сейчас его работники вдруг решили жаловаться? Неизвестные пока влиятели пытаются запустить новый передел емкого рынка дорожных работ: сотрудники предприятия просто не могли сами на это пойти, однозначно, кто-то их организовал. Кто-то пытается перетянуть одеяло на себя». Судя по Вашим оценкам, Вы тоже усматриваете за жалобами, проверками и многочисленными публикациями неких интересантов-организаторов. Так кто же эти «неведомые влиятели»?

– Повторюсь, мне как руководителю госпредприятия не пристало вступать в пикировки с ангажированными пиарщиками и их нанимателями (с последними как раз все совершенно ясно). Могу лишь посочувствовать по поводу проблем с квалифицированными исполнителями…

Кстати
ОАО «Свердловскавтодор» – принадлежащий Росимуществу крупный участник дорожно-строительного рынка с филиалами в 14 городах Свердловской области. В зону ответственности входит содержание всех федеральных трасс региона, свыше двух третей областных и местных автодорог. Это один из ключевых инфраструктурных подрядчиков Урала, с которым только за последние два года заключено порядка полутора сотен государственных и муниципальных контрактов.
В сталинский период практиковалось завладение комнатой соседа по коммуналке посредством ложного доноса. Порой это срабатывало, вот только особого счастья клеветникам, наверное, не приносило.

В случае со «Свердловскавтодором» не вполне понятно, зачем наша «коммуналка» понадобилась тем, кто предпочитает дворцы и многомиллиардные бюджеты. Между прочим, в еще одной достаточно агрессивной статье есть вполне разумные рассуждения: «Уничтожение «Свердловскавтодора» не выгодно никому. Если предприятие разорится, строить и ремонтировать дороги в Свердловской области будет просто некому. Он выполняет работы, за которые никто из его конкурентов по дорожному рынку не возьмется: поддерживает в нормальном состоянии множество коротких участков дорог к свердловским деревням. Это мелкие контракты. Много на них не заработать. А украсть и вовсе нечего. Но кто-то должен эту работу делать…» Это действительно так. У нас масса низкобюджетных муниципальных заказов: по 600–800 тысяч рублей. Например, 4 двора в Ирбите, 2 дворовых объекта в Полевском, различные детские спортплощадки, катки и т.п. «Свердловскавтодор» не претендует на «сладкие куски» в Екатеринбурге, наш профиль – работа в удаленных территориях, и она по-настоящему важна для жителей небольших населенных пунктов. Так что мы не такая уж и привлекательная мишень, хотя весьма трудная…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах