aif.ru counter
10.08.2012 17:25
АиФ-Урал
108

Замгенпрокурора Юрий Пономарев об эксгумации реабилитантки фонда, о Сагре и деле юриста Василия Федоровича

Фото: veved.ru

Екатеринбург, 10 августа, АиФ-Урал. В ходе беседы с директором издания «Вечерние ведомости» Денисом Токарским замгенпрокурора рассказал о попытках давления на правоохранителей, прокомментировал решение об эксгумации тела Татьяны Казанцевой, бывшей реабилитантки фонда «Город без наркотиков», оценил работу свердловской полиции и ответил на слухи о своей даче.

– Юрий Александрович, сегодня в Свердловской области разворачиваются события, которые так или иначе имеют отношение к работе Генеральной прокуратуры. Суд по делу о событиях в Сагре, арест блогера-националиста Василия Федоровича, эксгумация тела Тани Казанцевой, скончавшейся в процессе реабилитации у наркоборца Ройзмана…

– Давайте говорить по порядку.

– В последние дни вашей персоне на страницах некоторых блогов и одного СМИ уделяется пристальное внимание. Очевидно, что группа лиц, близких к общественнику Евгению Ройзману, пытается опорочить вас в глазах общественности. Так ли это?

– В нашей работе, к сожалению, всегда находятся люди, которые пытаются оказать давление или создать неверное общественное мнение путем подачи искаженной, а порой и недостоверной информации. Это не новая для нас ситуация.

– Кстати, можете ли рассказать, какие методы обычно используют для оказания давления на следствие?

– Надо говорить шире – вообще на правоохранительные органы. Криминальные структуры оказывают давление при проведении доследственных проверок, на следствие и прокурорские проверки и так далее. Преступные группировки пытаются воздействовать на правоохранительные органы, чтобы те прекратили те или иные проверки, следственные действия, оперативно-розыскные мероприятия. Методики и тактику выбирают разные. Бывают и убийства. Можно вспомнить убийство прокурора Ханты-Мансийского округа, убийство прокурора Саратовской области. Нередко происходят покушения на следователей и других работников правоохранительных органов. Используют шантаж и клеветнические измышления. Все это есть. Мы воспринимаем это как часть нашей работы.

– Бывало ли в вашей практике, чтобы некоторые лица использовали общественные организации и СМИ для давления на следствие, лично на вас?

– А что далеко ходить? Вы же сами ссылались на СМИ, которое «уделяет мне пристальное внимание». Мне доподлинно не известны причины такого внимания, но могу предположить, что искаженная информация иногда публикуется именно с целью, чтобы я не проявлял принципиальности в некоторых действиях.

– О каких действиях речь? Об эксгумации тела Татьяны Казанцевой?

– И не только об этом. Вот посмотрите, какая ситуация. В процессе прохождения реабилитации в некоем частном учреждении девушке становится плохо, и она умирает. Мы обязаны выяснить, почему она попала в могилу. Человек ведь умер! Есть законные основания для проведения как доследственной проверки, так и для возбуждения и расследования уголовного дела. Пока что никаких подозреваемых и обвиняемых в смерти этой девушки нет. Следствие выполняет необходимые действия в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Да, эксгумация – это неприятная процедура, которая вызывает много противоречивых эмоций у родственников. Для них это непросто, и мы с пониманием и сочувствием относимся к горю этих людей. Но следователь принял такое решение. Почему? Потому, что не было проведено судебно-медицинской экспертизы. Было проведено только патологоанатомическое исследование, а окончательный вердикт о причинах наступления смерти может поставить только судебно-медицинский эксперт.

– Как дальше будут развиваться события по этому делу?

– После того, как будет готово заключение судебно-медицинской экспертизы, следствие с учетом всех собранных материалов сможет принять окончательное решение по делу.

– Многие мои коллеги-журналисты недоумевают, почему сотрудники фонда «Город без наркотиков» развили такую бешеную активность вокруг истории с эксгумацией тела девушки. Ведь, казалось бы, если они уверены, что смерть наступила по естественным причинам, то должны быть заинтересованы в быстром и объективном расследовании, чтобы снять все вопросы.

– Этим же вопросом задаемся и мы. Но сегодня эти, с позволения сказать, общественники апеллируют к общественному мнению, к родственникам, к каким-то абстрактным понятиям, создавая у граждан негативное впечатление и пытаясь таким способом воспрепятствовать следственным действиям. Подобное поведение наталкивает на разные неприятные мысли о том, что «общественники» не заинтересованы в том, чтобы установить, как реально развивались события перед смертью девушки, так и объективную причину ее смерти. Давайте немного подождем, думаю, после того, как будет готов акт судебно-медицинской экспертизы, многое встанет на свои места.

– Смерть Татьяны Казанцевой – не единственная обсуждаемая история в нашей области. В эти дни идет суд по резонансному делу о событиях в поселке Сагра. Можете ли вы добавить что-то к тому, что в последнее время говорилось об этом в СМИ?

– Процесс идет открыто, все желающие могут там присутствовать. Думаю, было бы неправильно с моей стороны давать какие-то комментарии в процессе суда – это можно будет истолковать как давление на суд.

– Как бы вы оценили работу руководителей полицейского главка в Свердловской области?

– Претензии к работе любого руководителя всегда находятся. Идеально не работает никто. Если вы говорите о работе Михаила Бородина, то могу сказать, что сегодня работа в главке, по моему мнению, выстроена лучше, чем в самом начале его работы в Свердловской области.

– Встречаются ли факты коррупции в рядах правоохранителей? Выявляет ли Генпрокуратура нарушения в работе полиции?

– По результатам наших проверок мы регулярно находим те или иные нарушения, это наша работа. В данный момент могу отметить, что проводится расследование по трем уголовным делам. Одно касается событий на рынке «Таганский ряд», другое связано с фиктивным трудоустройством офицера полиции и по факту получения взятки сотрудником полиции. Думаю, многие знают об этих делах из средств массовой информации. Более подробно рассказать об этих делах возможно будет по окончании предварительного следствия.

– Некоторое время назад был арестован достаточно известный в Екатеринбурге юрист, блогер-националист Василий Федорович. Многие были удивлены этим событием, поскольку этот молодой человек не был замечен в преступной деятельности, наоборот – выступал в качестве защитника по достаточно резонансным делам… Насколько серьезны преступления, в которых подозревается этот молодой человек?

– Это очень серьезные преступления, большего сказать пока не могу. Добавлю только, что обстоятельства дела Федоровича сильно удивят общественность.

– Не так давно в Интернете уже упомянутые общественники и, с позволения сказать, журналисты публиковали информацию о том, что вы якобы ведете строительство дачи на каком-то огромном участке земли… Так ли это, или это очередной эпизод информационной войны против Генпрокуратуры?

– Знаете, как и любой нормальный человек, я бы хотел иметь возможность отдохнуть за городом на природе. И была у меня такая мысль – построить дачу. Даже получил одобрение на кредит в одном из банков. Но впоследствии кредит мы брать не стали и отказались от планов аренды земельного участка. Так что могу вам сказать, что всё, что пишут о строительстве якобы моей дачи, – это недостоверная информация.

Хочу подчеркнуть, что на клевету, оскорбления или унижение моей чести и достоинства со стороны людей, у которых, по-видимому, отсутствуют представления об элементарной человеческой порядочности, я буду реагировать в соответствии с российским законодательством. Публикации клеветнического характера безнаказанными не останутся.

Смотрите также:

Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество